«…Наступала грозная броня»

«…Наступала грозная броня»

Проходят годы, десятилетия. Далеко шагнула вперёд военная техника в нашей стране, но и по сей день мы с теплотой глядим на прославленную «тридцатьчетвёрку» – танк Победы Т-34.

Удивительная мощь советской машины вырвала признание даже у противника. Знаток боевой техники генерал Эрих Шнейдер отмечал в своё время, что «тридцатьчетвёрка» потрясла германский вермахт: залпы длинноствольного орудия распарывали броню у немецких танков с полутора-двух километров.

Вместе с тем, броня у «тридцатьчетвёрки», не обременённая большой толщиной (до 40-45 мм), позволяла ей свободно маневрировать на поле боя, не в пример тевтонским неуклюжим тяжеловесам. Наша машина успешно выполняла все тактические задания для бронетанковых частей в наступлении.

И всё же не об этом, а о другом слышат гости, видящие фрагмент танковой брони в Режевском историческом музее. Что же там, на войне, приходилось крепче: такой вот труднопробиваемый металл или сердце человека, живое, трепетное, хрупкое?

1-й Белорусский фронт связал однажды маршала Георгия Жукова и скромного лейтенанта-танкиста Александра Долгорукова, режевлянина. Сколько вёрст исходил, проехал, налетал Георгий Константинович? Три самолёта «износил», будто стоптанные башмаки. Александр Евдокимович четырежды(!) горел в танке: дважды погибал на Орловско-Курской дуге, затем под Будапештом и в Вене. Шутка ли, пятую машину изъездил к окончанию войны. Металл не выдерживал, но солдат неизменно шёл на передовую.

Благодаря самоотверженности танкистов, взявших в свои руки все достоинства «тридцатьчетвёрки», железный ветеран был и остаётся легендой военной истории.