«Ну-ка, пошуруем…»

«Ну-ка, пошуруем…»

При основании Режевской железоделательный завод обрёл полный металлургический цикл, состоящий из «доменного действия», чугунного литья и кричного передела. В особенных печах, называемых доменными, подмастерья выплавляли чугун из местных и привозных (магнитных) железных руд, ну, а заправлял всем чугуноплавиленным «действием» зоркий да опытный глаз мастера. Помимо чугуна, в домне появлялся и излишний шлак. Он поглощал раскалённые газы, мешал движению рудной засыпи и древесного угля в доменном чреве. Увесистым лопатообразным стержнем, подвешенным на цепи, – шуровкой – рабочие выгребали шлак из особого передового отверстия. Шуровкой вычищали от шлака, древесных остатков, окалины и внутренность печи, отдыхающей после плавки. Это называлось работой в горну. Другое значение слова «шуровка», образованное от глагола «шуровать» (чрезвычайно быстро, энергично делать что-либо), соответствовало лихой доле плавильщика. «Сей тягостнейший труд» металлурга «большого ручного навыка, силы и терпимости требует… и где работник обливается потом от жару и движения».

«Между всяким выпуском… чугуна из доменной печи совершается не более трёх работ в горну при хорошей плавке; при худой же… бывает и более». (Из сочинения Василия Любарского «Доменное чугуноплавиленное производство на Уральских заводах», «Горный журнал» 1826 года, книга 12).